30-06-2017 СОЧИНЕНИЯ » Рассказы

Начальник чайника

У нас на работе имеется электрический чайник. Двенадцатичасовые смены, дневные и ночные, без чайника трудно обойтись. Так что о его необходимости вопроса не возникает.

Но до некоторого времени чайник использовался совершенно хаотически. Каждый, кому в этот момент захотелось, набирал воду, кипятил её и далее действовал в соответствии со своими желаниями. И никто при этом ни о чём не задумывался, и нигде это не отражалось.

Для того, чтобы придать эксплуатации чайника определённый порядок, необходимо было принимать срочные меры. И такие меры были приняты.

Поначалу вновь назначенный начальник чайника только следил, чтобы мы правильно им пользовались, и записывал в тетрадку данные для учёта – кто сколько раз брал чайник, сколько выпил, в течение какого времени кипятил, ну и другую нужную информацию. Он не мог, конечно, всё успеть, тем более, что у нас одна смена меняет другую, а он в единственном числе. Так что заполнение тетради учёта было возложено на нас самих, а Василий Георгиевич проверял правильность записей, производил расчёты и делал необходимые выписки. Надо сказать, поначалу ему было непросто, большинство наших были люди с ленцой, да и что греха таить, не питали должного почтения к деловым бумагам. Часто бывало, что записи не соответствовали требуемой форме, цифры отличались от установленных созданной Василием Георгиевичем инструкцией, основания для использования чайника были недостаточны, произошло даже несколько случаев искажения отчётности. Как будто это делается не для нас же самих.

Но Василий Георгиевич проявил должную настойчивость, систему отчётности усовершенствовал (теперь это уже не тетрадка, а журнал в тридцать четыре графы), и это дало свои результаты. Были введены ежемесячные экзамены по правилам эксплуатации чайника – сколько воды в него заливать, сколько времени кипятить, ну и, главное, правила заполнения журнала. В общем, как видите, дел у начальника чайник было невпроворот. А тут ещё оперативные сводки для Службы управления эксплуатацией чайников, отчёт о работе на восемнадцать часов и планирование на тринадцать. Да и инструкция по пользованию электрочайником постоянно требовала изменений и дополнений в соответствии с очередными решениями партии и правительства. Кроме того, встал вопрос о правомерности эксплуатации чайника сменами без присутствия при этом специального ответственного лица.

Таким образом, начальник чайника стал начальником Отдела обеспечения эксплуатации электрического чайника. Страшно подумать, как это Василий Георгиевич до сих пор один справлялся со всей этой массой работы. По-видимому, ночей не досыпал, бедный. Сейчас-то, конечно, весь цикл отлажен безупречно, сотрудники отдела сверяют, выписывают, подсчитывают, оформляют, сменные помощники обеспечивают круглосуточное присутствие, а сам Василий Георгиевич на пару с заместителем отчитывается перед службами и Главным управлением.

Как-то чайник пропал. Искали – искали, не знали, что и подумать. Впрочем, чайник чайником, а отчётность шла, как ей и положено быть. Ну, потом оказалось, что начальника отдела вызвали в Москву, и он на это время запер чайник у себя в сейфе. Оно и понятно, раз человек несёт ответственность.

В Москве он предоставил нужную документацию, готовящуюся к изданию новую редакцию местной инструкции, и получил одобрение вышестоящих органов. Вскоре после этого все сотрудники отдела получили приличные премии.

Вот и говорите после этого, что при наших порядках негде человеку проявить свои организаторские способности. Нет, умеют у нас поставить дело на научную основу, создать систему из хаоса, вдохнуть жизнь в соответствующее стилю эпохи начинание.

Чайник, правда, испортился уже давно. Чинить его некогда и некому. Есть, конечно, в штате отдела специальная бригада электромонтёров, но у них, сами понимаете, полно других задач. Да и не до того тут, когда в целях борьбы с бюрократизмом вводятся новые формы отчётности.

А нам-то что, мы уже давно привыкли таскать из дому чай в термосе. Журнал пользования чайником мы, конечно, заполняем, у нас всё-таки настолько хватает сознательности, чтобы не дискредитировать важное государственное дело.

Читайте также: