О романтике

Не могу точно сказать, как это получилось, но факт есть факт – материалов не хватило аккурат на целый дом. Конечно, и раньше случалась нехватка – мало ли на какие нужды уходит со стройки, скажем, кирпич. Но чтобы в таких масштабах – это впервые. Раньше недостачу восполняли браком – его всегда вдоволь, но целый дом из одного брака не построишь. Ладно, чего уж там, поехал шеф выбивать материалы. Однако, вернулся, как в деревне говорят, несолоно хлебавши. Первый кирпичный завод закрылся на ремонт, Второй выполнял срочный спецзаказ (по слухам, председатель горисполкома задумал обзавестись новой дачей), а от завода КПД ни разу ещё не только КПД, но и вообще никакого толку не видели. Попробовали сунуться в соседнюю область, но там сразу дали от ворот поворот. Дескать, вы что, товарищи, в вашем родном городе аж три подходящих предприятия, а вы хотите возить материалы за тридевять земель. Как же тогда с режимом экономии? А, товарищи?

В общем, такие дела – дом строить надо – что ты, план не выполнишь, премию не получишь, а то и ещё что-нибудь похуже – а не из чего, и негде взять. Шеф ходит мрачнее тучи да на всех рычит:

- Думайте, товарищи, думайте. План не выполним – не мне одному, всем премии не видать.

Нам что, мы люди маленькие, мы тут ни при чём, однако же премию ни за что ни про что терять жалко.

Так вот – в четверг это было – врывается к шефу Лёха Антихристов, он у нас инженером-технологом считается, бывший молодой специалист, а занимается тем, что ждёт квартиру. Врывается этот самый Лёха и докладывает:

- Я, - говорит, - Евлампий Герхардович, провёл определённую работу, привёл в действие свои умственные способности и вследствие этого действия нашёл и придумал, где нам кирпич раздобыть, а заодно и все остальные причиндалы – не знаю, как они там называются.

Шеф, естественно, заинтересовался, не то чтобы сильно – что-то уж очень сомнительно, чтобы Лёха мог развить умственную деятельность, а тем более – провести определённую работу.

А Лёха знай гнёт своё:

- У нас в городе, Евлампий Герхардович, есть, оказывается, НИИПИИИСМИДПДСРЗ, короче, такая шаражкина контора, которая изобретает разные стройматериалы и экспериментальный заводик при ней….

- Фи, молодой человек, - шеф всегда вежливо к подчинённым обращается, - насколько мне известно, за последние сорок лет этот самый НИИПИИ ничего не изобрёл и не изучил, а, следовательно, и от завода экспериментального трудно чего-нибудь путного ожидать.

Лёха, однако, не смущается и не ретируется:

- Позвольте заметить, Евлампхардович, что Вы обладаете несколько устаревшими сведениями. А у меня в этом самом НИИ кореш работает – вместе пили, ну и учились тоже – так вот, он мне сообщил конфиденциально, что у них там изобретён совершенно новый кирпич, и заводик при институте уже гонит первые партии.

 

Шеф проворчал что-то насчёт того, что с этим новым кирпичом мороки не оберёшься, однако, как в городе говорят, утопающий хватается за соломинку, в конце концов велел заложить кобылу (это так у нас его серую «Волгу» кличут).

Значит, приехали мы в этот самый НИИ (шеф для представительности велел нам с Лёхой галстуки надеть и с собой взял). Всё как в лучших домах Парижа или… ну, в общем, в столице Англии, то есть поднимаемся на лифте к их директору, там секретарша такая смазливенькая просит шесть секунд подождать и через каких-нибудь полчаса ведёт к самому.

Тот мужик, видно, деловой. Да, действительно есть новый материал, вроде, пластик какой-то, пока кирпич из него делают, но можно и ещё кое-что. Кирпич, естественно, отвечает мировым стандартам, даже получше будет. Но главное новшество и шаг в науке – если кто очковтиратель, или, скажем, жулик – так он этого кирпича не видит. Да, вот так, не видит – и всё тут. Прямо как в сказке, только там одно шарлатанство было, а тут – нате вам – все бумаги с печатями и подписями. Так что наука современная, она худо-бедно, а вперёд движется.

Повели нас, значит, на завод этот экспериментальный. Работа там бьёт ключом, только вот кирпича…

Да, кирпич, конечно, качественный, не чета тому, что со Второго завода получали, не говоря уже о Первом. Наш Евлампий Герхардович сначала даже растерялся немного. Потом пришёл в себя и спрашивает:

-    Отсюда можно взять посмотреть?

-    Да, пожалуйста, пожалуйста, вот я сам Вам подам, - и даёт, вроде, из штабеля. Евлампий повертел, повертел в руках и говорит:

-    Да, кирпич лёгкий, прочный, нам бы подошёл. Только вот почему у него оттенок такой?

-    Какой, позвольте, такой?

-    Ну, такой, необычный.

Директор этот НИИхний постоял, помозговал, а потом отвечает:

-    О, я и забыл, он ведь покрыт водоотталкивающим составом, оттого и оттенок. Сразу видно опытного строителя, все заметит, каждую мелочь.

В общем, договорились. Начальство пошло бумаги подписывать, а мы с Лёхой кинулись всех водил собирать и грузчиков. Правда, пока собрали, рабочий день и кончился, зато в пятницу утром все уже были в полной боевой готовности.

Евлампий Герхардович, конечно, сразу инструктаж провёл – такой, дескать, новый кирпич, и как с ним обращаться, и про удивительное свойство тоже. Правда, некоторые разгильдяи это дело проспали и там уже, на экспериментальном заводе, шум поднимали – нету, мол, здесь кирпича и баста. Но Диогеныч – бригадир – как прикрикнет – я давно уже замечаю, что вы доски и гвозди таскаете – в один момент прозрели и давай кирпич на поддоны кидать, да по машинам грузить. И так споро работа пошла, как минута – поддон крановщик цепляет, и в кузов. До обеда вывезли этого кирпича чёртову уйму. Ребята потом говорили, что аж приятно с таким кирпичом работать, лёгкий и на ощупь вроде бы даже ласковый.

А уж как до стройки дело дошло – вообще красота. В рекордный срок девятиэтажку отгрохали, чуть было вторую не начали, да слишком большие получки повыводили, пришлось отгулы давать, пока пропьют.

Тут, глядишь, и приёмная комиссия нагрянула. Сначала, конечно, рты поразевали, но когда Евлампий объяснил, что так, мол, и так, дом построен из экспериментального кирпича, и бумаги нужные показал, так зашевелились и пошли осматривать – кому ж охота принародно жуликом себя признать, или того хуже – очковтирателем. Приняли на отлично, с одной оговоркой – лифт-де не работает. Посему первый этаж они во всех тонкостях обнюхали, а выше забираться не стали, люди все были солидные, с «авторитетами», где уж им по лестницам лазить. А лифт мы потом починили – специального мастера вызывали. Он чего-то там подкрутил и раз-раз, сразу на девятый этаж. Хотя, конечно, кто там видит, чем он за кирпичной стеной занимается.

Вскоре начали первые новосёлы подваливать. Всё больше торговые работники, да ещё несколько персон из нашего главка, ну и плюс такие, которые непонятно как всюду пролезут. Сначала, естественно, всех поражает необычная отделка и супермодерновый облик нового дома. Но тут Лёха стоит наготове, объясняет, в чём дело и с видом радушного хозяина расталкивает новоприбывших по подъездам. Жильцы успокаиваются и расселяются согласно полученным ордерам. Один, правда, пытался возмущаться: да что вы, мол, рабочему человеку лапшу на уши вешаете, да я до Москвы дойду, и так далее в том же духе. Ну, им сразу ОБХСС заинтересовался, ничего, правда, не нашли, но ордер отобрали. Зачем же давать квартиру жулику и очковтирателю, когда столько честных тружеников на очереди.

Тут как раз такая мода пришла, от империалистов, али ещё откуда, не знаю – чтобы в квартире у себя палатки ставить. Глупая, надо сказать, мода, однако, отставать от неё тоже не следует. Так что, через пару дней глядишь, весь дом палатками уставлен. Нет, я по комнатам не ходил, всё и так видно. Да, конечно, через окна, ну и вообще. Правда, без стычек не обошлось – вы, дескать, уважаемый товарищ, не на свой этаж залезли – но со временем и это утряслось. Тем более, что люди попались всё больше солидные, у многих дачи за городом, ещё из старого кирпича.

Скоро сказка сказывается, а дела в нашем СМУ ещё быстрей делаются. За три месяца во всём городе спрос на жильё удовлетворили. Ещё четыре дома из нового кирпича отгрохали и нуждающихся расселили, а все остальные – видать, сплошь очковтиратели да жулики – устыдились и с очереди убрались. К сему, конечно, грамоты, премии, почёт и телерепортажи. Так вот теперь и работаем – уже в соседней области строить начали, только вот за границу пока не пускают. И своих работников поголовно жильём обеспечили. Нет, у меня, слава богу, в старом доме двухкомнатная с частичными удобствами.

А вот Алексей Венедиктович, ну да, товарищ Антихристов – его к этому времени в главк забрали, на ответственную должность – он почему-то всё бросил и умотался с молодой женой куда-то на край света. Нет, что ни говори, а в некоторых людях жива ещё тяга к романтике.