06-07-2017 СОЧИНЕНИЯ » Рассказы

Кафе "Бедный Эго"

Кафе "Бедный Эго"

 

- Если зажигаются звёзды, значит, это кому-нибудь нужно. Куи продест (Qui prodest), если не ошибаюсь – ищи, кому выгодно. Школьным учителям – вряд ли, астрономию, говорят, в школе отменили. Да и возможности финансирования вообще-то сомнительны, хотя, кто его знает. Ещё штурманы корабельные, они тоже звёздами серьёзно пользуются. Но сомнительно, сомнительно, не лежит, понимаете ли, душа к такой версии. Вот разнообразные учёные чины, наживающие авторитет на изучении звёзд– эти могут, тезис непротиворечив, да и денег им отваливают на исследования немеряно. Но существует и вероятность, поболе того процентов содержащая...

- Вы точно уверены, что звёзды зажигаются не по инициативе учителей? – Лимизетекла поступила, конечно, не совсем вежливо, перебив мысль, но Мискеланус не обиделся и не разозлился – дама всё-таки.

- Железной гарантии дать не могу, неисповедимы пути Мироздания, если Вы в курсе. Но алюминиевую уже постараюсь.

- А то ведь тогда выходит, что с отменой астрономии в школе, звёзды зажигать больше не будут? – не могла успокоиться Лимизетекла, - это же ужасно!

 - Исчезающе маловероятно, - поспешил успокоить собеседницу Мискеланус, - я ведь как раз и хотел поведать вам, что больше всего причин и возможностей для зажигания звёзд имеется у гадателей, хиромантов, астрологов, некрологов и эпсилонов.

- Почему вдруг у эпсилонов? - не поняла Лимизетекла.

- А почему Вы не допускаете, милейший, что звёзды зажигают, потому что это для красоты? - Жабенжук давно уже был не на шутку взволнован предметом разговора, но из врождённой вежливости до сих пор молчал в тряпочку.

- Хорошо, - хитро усмехнулся Мискеланус, - если Вы, уважаемый, берётесь утверждать, что звёзды зажигаются для красоты, то какой же, интересно, товар таким странным образом рекламируется?

Все четверо замолчали, сражённые убийственным аргументом. Даже сам Мискеланус.

- Но может быть, может быть, может же быть такое, что происходит какая-то неявная реклама, действующая на подсознание, - Жабенжук всё-таки опомнился и не сдался, неисправимый романтик.

Неожиданно на помощь пришла Лимизетекла:

- Вот-вот, что-то в этом есть. Когда в полночь я смотрю на звёзды, вдыхаю аромат ночи и мечтаю о загадочных мирах, мне обычно приходит на ум купить наконец-то обычный стиральный порошок. Говорят, он одно время продавался в Т-маркете, конечно, выстроились огромные очереди, давали не больше двух килограммов в одни руки, люди приходили с детьми, собаками, котами, канарейками, куропатками и ...

- Дражайшая Лимизетекла, - Жабенжук, неисправимый романтик, от переполнявшей его признательности упал на колени (мысленно, конечно), - клянусь бракосочетанием Рая и Ада, я его Вам достану из-под земли (он продаётся в одном ларьке на базаре, я видел) и подарю его Вам у Ваших ног.

- Кстати, я недавно ногу подвернула и ударилась, - заметила Лимизетекла.

- А почему же Вы не поклялись китами, на которых стоит Земля? - поинтересовался Мискеланус, - или, может быть, Вы отстаиваете мнение, что она круглая и вращается в пространстве под действием сил тяготения?

Жабенжук с негодованием приподнялся, но Мискеланус уже и сам понял, что отмочил бестактность, да ещё при этом переборщил, перещил, перерассольничал, перехарчил и пересолянчил.

- Ну шучу я, шучу, драгоценнейший, - Мискеланус поднял руки вверх, - неужели Вы могли подумать, что я, зная Вашу образованность...

- Нет, то что Земля круглой быть не может, это ясно, хотя бы потому, что горизонт от нас всё время насильственно удаляют, - вмешалась Лимизетекла, - но если предположить, что она стоит на китах – а научные расчёты установили, что в таком случае необходимы четыре миллиона двести пятьдесят шесть тысяч девятьсот восемнадцать китов выше среднего размера – то их же ведь и кормить чем-то надо!

- Киты, это, конечно, метафора, - пояснил умудрённый опытом Мискеланус, - видимо, имеются в виду какие-то опоры, если например, мост через реку стоит на быках, никто и не подумает их, однако, кормить.

- Для чего же продолжать беспочвенные умствования? - вопросил Жабенжук, - если можно просто спросить? Уважаемый Агеллочек, Вы-то уж, конечно, знаете истинную ипостась данной проблемы?

- Да, да, милый Агеллочек, Вы бороздите бескрайние просторы Вселенной на Вашем космическом корабле, превозмогаете притяжение звёзд, рассеиваете метеоритные потоки, обгоняете кометы, открываете новые миры, взрываете астероиды, питаетесь медузами, - Лимизетекла притормозила, обдумывая, какие ещё подвиги может совершать дражайший Агеллочек. Но так ничего и не придумала.

- Увы, друзья мои, я не могу вам поведать ничего определённого, - все четыре уха Агеллочека стали фиолетовыми, а хобот красным от удовольствия. Остальные же части лица продолжали оставаться природного зелёного цвета, что свидетельствовало о его недюжинной выдержке.

Мискеланус почувствовал, что разговор может стать слишком сухим и проворно заказал четыре по сто плюс томатный сок.

Агеллочек, приободрённый как морально, так и физиологически, между тем продолжал:

- Почему-то Вы, уважаемые земляне, считаете, что как скоро человек инопланетянин, он с непреложной необходимостью должен быть капитаном космического корабля. Нет, конечно, и такие профессии нужны в нашем сообществе, вот, к примеру мой беспутный кузен... Но ремесло это непрестижное, монотонное, не способствующее гармоническому развитию личности, да к тому же и малооплачиваемое.

- Но ведь Вы, милейший, всё-таки летали между звёздами, пусть хотя бы и в качестве пассажира, - заметил Мискеланус, а Жабенжук с целью дальнейшего предотвращения излишней сухости заказал четыре по сто пятьдесят плюс апельсиновый сок.

- Я летал всего несколько раз, - отвечал Агеллочек, - но каждый раз Поммойгко, нашу милую планету, показывали нам в иллюминаторе по-разному, в зависимости от сиюминутной моды и прихоти сумасбродных дизайнеров. Что же касается Земли, то во время сближения мы как раз заканчивали партию в кворкер...

- Вы хотите сказать, что ни разу не видели из космоса ни одной планеты?- возмутился Жабенжук.

- Ещё вопрос, существует ли космос на самом деле, - заметил Мискеланус.

Агеллочек между тем, не прислушиваясь к их репликам – или не слыша - продолжал:

- Конечно, некоторые – встречаются ещё такие – расценивают свою профессию или, лучше сказать, ремесло, исключительно в качестве средства зарабатывания денег. Такие стараются устроиться исследователями или поэтами. Другие, обделённые творческим мышлением прозябают в качестве вот хотя бы капитанов космических кораблей или даже журналистами.

Агеллочек, получив, наконец, слово старался использовать возможность выговориться по полной программе. А Мискеланус проявил к нему снисходительность и обозначил заинтересованность:

- Так чем же Вы, занимаетесь, дорогой Агеллочек? Помнится, Вы как то говорили, что на Земле находитесь в командировке?

- Да, - весомо отвечал Агеллочек. Жабенжук также вежливо приоткрыл рот, а вот Лимизетекла наоборот задумалась о судьбах Мироздания на тот случай, если прекратится финансирование зажигания звёзд. Но ей простительно – дама.

- Видите ли, я являюсь представителем Прогрессивного Коммерческого Комитета, - Агеллочек насладился произведённым впечатлением и продолжал, - мы поставляем на Землю продукты высоких технологий. В основном, макросхемы, дробильные машины, плоскогубцы и чупа-чупсы. А вывозим сырьё. Организована Сертификационная комиссия, которая присваивает вывозимому сырью сертификат количества.

- Качества, Вы хотели сказать, - машинально поправил Жабенжук. Агеллочек улыбнулся удачной шутке.

- Ну, качество, конечно, тоже вписывают в документы, но это так, чтобы пустых граф не оставалось. Качество и так сразу видно и понятно. А вот для определения количества – это совсем не просто - нужна специальная экспертиза. Этим и занимается сертификационная комиссия на Земле, где я состою представителем.

- А каким образом Вы, уважаемый Агеллочек, прилагаете ваши таланты?

- О! Моих скромных талантов оказалось достаточно, чтобы мне доверили проверять правильность заполнения бланка сертификатов. Ну, чтобы всё было записано в той графе, в которой положено и так далее.

- Да, это чрезвычайно интересно, - подтвердил Миссскеланус, - так, значит, вы покупаете сырьё: нефть, уголь, металлы?

- Ну что вы, что вы, - засмеялся Аггелочек, так что хобот его приобрёл малиновый оттенок, а два из четырёх ушей отвалились и звонко стукнулись о линолеум (позднее он их подобрал и приладил на место), - сырьё такого рода не представляет особой ценности и может быть синтезировано искусственным путём. Строго говоря, это вообще не может считаться сырьём. Сфера наших интересов – истинное сырьё.

- Истинное сырьё, по-видимому, сильно сырое, - хохотнула Лимизетекла.

- Можно сказать и так, - снисходительно улыбнулся Агеллочек, - мы покупаем стихи, рассказы, романы, повести, эссе –эссе, правда, считаются пониже количеством – сонеты – о, да, сонеты! Годятся в дело и просто идеи, если, конечно, они внятно высказаны и хоть немного обдуманны. Кроме того...

- И это всё у вас считается сырьём? - осторожно восхитился Жабенжук.

- О, да, конечно – после переработки по специальной технологии все эти вещества становятся вполне удобоваримы и хорошо идут в дело. Кроме того, что они являются основой питания народа Поммойгко, нашей милой планеты, на их основе мы производим макросхемы, дробильные машины, плоскогубцы, а из сырья повышенного количества – так даже и чупа–чупсы.

- Однако, - возразил ему Мискеланус, - если Вы, дорогой Агеллочек, будете так любезны, у меня всё-таки остались некоторые сомнения в существовании космоса...

Но Агеллочек, вполне счастливый тем, что ему разрешили высказаться, заказал уже четыре по двести плюс виноградный сок. (Виноградный сок заказывать обычно выгоднее, потому что в стакане он стоит столько же, как и все другие, а в пакете виноградный гораздо дороже остальных).

Мискеланус, подбодрённый физиологически, но не достигший при этом нравственной истины, тем временем рассуждал:

- Таким образом, путешествия уважаемого Аггелочека абсолютно ничего не доказывают. Видят космические путешественники то, что им показывают, слышать вообще ничего не слышат. Плюс обычная степень дезинформации. Вполне вероятно, что Поммойгко находится не на другой планете, а здесь же, за городом.

- Единственное, что необходимо – так это выяснить, кому выгодно, чтобы зажигались звёзды, - подтвердила Лимизетекла, - в противном случае Мироздание могут ожидать большие проблемы.

Все были полностью согласны. Правда, как это часто бывает, каждый был согласен с чем-то своим и не согласен с тем, с чем согласны остальные, но это уже частности.

- В конце концов, космос, как чистая идея, абстракция, не привязанная к убогой реальности, также может использоваться в целях опосредованной рекламы, - предположил Жабенжук, неисправимый романтик, - у меня была даже одна знакомая, которая работала в Космосе, а потом выяснилось, что так называется фабрика меховых изделий. Это красиво.

- Если понятие космоса взять не как определённую территорию с неопределёнными свойствами, а в качестве духовного состояния, связанного с достижением морального совершенства, - подхватила его мысль Лимизетекла, - ой, господа, кажется, я опять забыла надеть трусики.

Выяснилось, что данное утверждение полностью соответствует истине. Естественным образом разговор перешёл на эволюцию нравственных идеалов.

Но это уже другая история.

 

 

Читайте также: