07-03-2017 ИСТОРИЯ » История Шотландии

Часть 9. Малкольм и Маргарет.

История Шотландии.

Часть 9.

 

Малкольм и Маргарет.

 

Шотландия.

 

 

Трон Албы.

Для того чтобы продолжить нашу историю, придётся вернуться немного назад, в 1040-й год.

По Шекспиру после смерти короля Дункана I, его сыновья разбежались в разные стороны. Малкольм – в Англию, Доналд – в Ирландию. Странно это. Тем более, что Малкольму на тот момент было девять лет, а Доналду и того меньше. Бежали они, якобы опасаясь свирепого нрава нового короля Маэлбеты. Дети напуганные. Гораздо более реальные противники новой власти, Кринан и Малдред продолжали проживать в центре Албы, как ни в чём не бывало. Если бы не решились на конкретный мятеж в 1045-м, жили бы и дальше.

То, что сыновья Дункана уехали из Албы – точно. Куда и зачем?

Ситуация в стране совсем не та, чтобы юный принц Малкольм мог бы претендовать на корону. Вот и получается, что бывшая королева Сьюзен – никто. Не нужна она свёкру Кринану, брату мужа Малдреду, а уж при дворе короля Маэлбеты – и подавно. В Лондон? Но там сейчас правит король Хардекнут, может, и родственник, но очень – очень дальний. Прямая дорога в Йорк, к брату Сиварду, эрлу Нортумбрии.

Через четырнадцать лет нортумбрийская армия вторгается в Албу. Битва в день Семи Спящих, победа. Но не такая, чтобы развить успех в стратегический. Войско Нортумбрии обескровлено, погиб сын эрла Осбьёрн. Но Стратклайд удалось оторвать и посадить там правителем племянника. Кстати, Малкольм если и участвовал в походе, то сосем не на первых ролях. Дядя Сивард, конечно, держал в голове его королевское происхождение и гипотетические права на корону Албы, но вряд ли так уж сильно этой идеей увлекался.

Так что в этот раз корона Малкольму не особо светила. Стратклайд он получил, но ясно, что в качестве вассала Нортумбрии.

Через год ситуация меняется. Вроде как, в худшую сторону, но молодому принцу блестяще удаётся обратить ситуацию в свою пользу. Тут-то и кстати приходится прозвище Кенмор - «Большая голова».

Старый эрл умер, а Нортумбрию получил не его законный сын Вальтеоф, а совсем другой человек. Тости Годвинсон, брат всесильного эрла Уэссекского Харалда, фактического правителя Англии и будущего короля.

Как-то не сильно богата историография на предмет сведений о том, чем занимался Малкольм в эти два года, 1055 – 1057. Зато результат известен. Поддержка английского короля Эдварда Исповедника (читай – братьев Годвинсонов) и налаженные связи с аристократами Албы, недовольными правлением Маэлбеты.

Теперь уже во главе английской (нортумбрийской) армии принц Малкольм возвращается в родные пенаты. Битва при Ламфанане, король Маэлбета погиб в сражении. Или захвачен в плен и убит, этот вариант не делает чести победителю, но на кону – корона Албы.

Правда, успел сесть на трон и немного поцарствовать Лулах мак Гилекомгайн. Но Малкольма было уже не остановить. Через четыре месяца он разгромил Лулаха в сражении при Иззи, убедив тем самым всех, ещё сомневавшихся в его праве на корону. Правда, по поводу Лулаха сведения тоже противоречивые – то ли в бою погиб, то ли неизвестный убийца постарался.

 

Успехи дипломатии.

Вскоре после победы над конкурентами молодой король женился. Традиционно считается, что на Ингеборге, вдове Торфинна Сигудссона, ярла Оркни, Сазерленда и Кейтнесса. Если верить источникам, вдова Торфинна Сильного, умершего в 1065-м году, повторно вышла замуж в 1059-м и родила наследника престола в 1060-м. Конечно, могло быть так, что Торфинн умер раньше, а Дункан второй родился позже, чем считается. Но, во всяком случае, вдова правителя Оркни имеет взрослых сыновей. Странно для тридцатилетнего короля жениться на женщине не первой молодости, ещё неизвестно в репродуктивном она возрасте или нет. Скорее всего, королевой Албы стала младшая сестра герцогини. А ещё более вероятно – дочь. Именно её, а не супругу ярла, звали Ингеборга Финссдоттир. Или Торфиннсдоттир.

Политическая ситуация для Албы – очень даже ничего. На севере – Оркни и окрестности, правят родственники – Торфинн Сигурдссон, потом его сыновья. На юге – Нортумбрия – друг Тости. С правителем Англии Харалдом Годвинсоном, да и с самим Эдвардом Исповедником отношения хорошие. Угроза с востока практически самоликвидировалась. Последние викинги ещё доживают свой век (до Стамффорд – Бриджа), но и те уже постарели и остепенились. Чтобы упрочить дипломатические связи, уже в 1059-м году Малкольм III едет в Лондон. Точно неизвестно, до чего договорились, но выглядит так, что у представителей дома Кедрика появились основания считать короля Албы своим другом.

Несмотря на всё вышеперечисленное, в 1061-м, как только Тости отправился в Рим замаливать многочисленные грехи - нате вам пожалуйста. Нет, всё понятно, пограбить Нортумбрию – дело святое. Но как-то хочется считать Малкольма Кенмора здравомыслящим политиком, не из тех, которые абсолютно не по делу нарываются на серьёзные неприятности.

Или отношения с Тости испортились уже до этого? Не исключено, этот сын Годвина характер имел не сахарный, в конце концов умудрился перессориться со всеми – от нортумбрийских тэнов до собственного брата-благодетеля.

Как ни странно, экспедиция в Нортумбрию удалась – и добра награбили, и английский король не особо возмутился, даже с Тости потом помирились. Насчёт того, что Малкольм собирался Нортумбрию завоевать – выходит за рамки допустимого. Уж, конечно, полномасштабной войны с Англией Кенмор никак не мог себе позволить, и он это отлично соображал.

В 1065-м Тости Годвинсон лишился короны эрла. Можно считать Нортумбрию графством, можно герцогством, но изначально на этой территории размещались два с половиной королевства. Так что, обидно. Тем более что родной брат поддержал мятежников. На всех и вся обидевшись, Тости уезжает к другу Малкольму. В Албе бывший правитель английского севера находит стол и дом, дружеский прием. Только вот насчёт ограниченного контингента скоттов и пиктов в Бамборо договориться не получилось. Дружба дружбой, но на такую авантюру Малкольма Кенмора подбить не удалось. Датский король Свен Эстридссон тоже не подписался. На счастье (на горе) Тости Годвинсона, остался ещё на земле последний викинг – король Норвегии Харалд Жестокий. Впрочем, это уже будет история не Шотландии, но Англии.

 

66-й и после.

Король Албы наблюдал за событиями на юге со стороны. Было над чем задуматься. Даже после того, как Гильом Бастард, именуемый теперь Уильям Завоеватель, одержал победу при Гастингсе и занял Лондон, ситуация не была полностью ясна. Были (или так казалось?) все шансы на то, что англы с саксами соберутся с силами и выкинут горстку нормандцев за Канал.

Был, кстати, у саксов вполне легитимный король – Эдгар Этелинг, родной правнук Этельреда Неразумного по прямой линии. Он успел поцарствовать два месяца в 1066-м, пока нормандцы добирались от Гастингса до Лондона.

В 1068-м году двое братьев, Эдвин и Моркар, подняли антинормандское восстание. Эдвин был эрлом Мерсии, а Моркар был смещён с поста владетеля Нортумбрии Уильямом Завоевателем. Семнадцатилетний Эдгар поучаствовал, если не мечом и советом, то в качестве политического лидера. Ввиду некоторых обстоятельств (снова история Англии) поддержки в массах мятежные эрлы не обрели, инсургенция полностью провалилась. Наследник престола бежал в Албу. Не один сам, вместе с матерью и двумя сёстрами.

Малкольм соседа поддержал, морально и материально. В 1070-м в Нортумбрии снова вспыхнуло восстание (заботливо организованное), а Эдгар Этелинг во главе отряда укрывшихся в Албе диссидентов перешёл Твид. Мало того, Свен Эстридссон на этот раз тоже не остался в стороне, датский ограниченный контингент высадился на английском берегу.

Казалось бы, фортуна должна склониться на сторону старой династии. Увы, саксонских повстанцев Уильям Завоеватель разгромил, от датчан откупился, Эдгару Этелингу снова пришлось эвакуироваться ко двору Малкольма Кенмора. Теперь король Албы вряд ли мог поверить в успех англосаксонского предприятия и шаткость нормандского правления в Англии. Но, пока Эдгар Этелинг занимался делами в Англии, овдовевший к тому времени Малкольм женился на его сестре, принцессе Маргарет. Может, хотел породниться с саксонским королевским родом, но скорее всего – просто понравилась. На всех картинах Маргарет изображается потрясающей красавицей.

С точки зрения нового короля Англии ситуация, когда претендент на его корону укрывается поблизости и при любой оказии может выступить как лидер недовольных нормандским правлением, не могла считаться нормальной. Поэтому в 1072-м году армия Уильяма Нормандского вторглась в Албу. До сражения дело не дошло. Так ли слабы были силы Малкольма Кенмора, решил ли он заранее, что сопротивление бессмысленно, но в Абернети подписан договор, практически полная победа короля Уильяма I.

Хотя, с другой стороны, положения этого договора особого вреда Албе и её правителю не принесли. Малкольм принёс Уильяму присягу и стал «его человеком», но нет никаких сведений, в чём это реально выражалось – чисто прокламация. Старший сын Малкольма должен был стать заложником – долгое пребывание при английском дворе только пользу принесло принцу Дункану. Малкольм должен был отказать в приюте опасному для Англии родственнику – тут же нашлись желающие приютить Эдгара Этелинга, да и в Албу он потом возвращался не раз и, ни на что не смотря, дожил до глубокой старости, что в Средние века было не так просто. Да, ещё, не исключено, что Уильям Завоеватель в знак мира передал Малкольму несколько поместий в Англии, вот именно за них и был принесён оммаж. Выгодное поражение в войне получается.

Несмотря на всё на это, Малкольм Кенмор не мог удержаться от того, чтобы совершать иногда рейды в Нортумбрию. Были это походы с благородной целью пограбить, или так выражалась поддержка королём Албы англосаксонского сопротивления, но рейдов было по крайней мере больше одного, причём до того дошло, что даже епископа при этом убили. В 1080-м старший сын Завоевателя Роберт Куртгёз перешёл с армией границу Албы, но дело закончилось новым мирным договором, и только. Умел, однако, Малкольм выходить сухим из воды. Правда, при жизни Уильяма I скотты больше Нортумбрию не беспокоили.

Вот такой был активный и яркий правитель Албы. Но всё-таки не столько прославился король Малькольм III, сколько королева Маргарет.

 

Маргарет Святая.

Что странно для этих, уже достаточно просвещённых и скрупулёзно заархивированных, времен, родословная Маргарет скрыта в тумане. То есть, отец её, принц Эдвард Изгнанник мог бы свободно назвать всех своих предков, начиная с 519-го года. Зато жена его, Агата, появилась ниоткуда. Есть предположения насчёт её происхождения из правящих домов – Священноримского императорского, венгерского королевского и киевского великокняжеского. Все они кажутся маловероятными просто из-за того, что сама Агата, долгое время прожившая при дворах Венгрии, Англии и Албы, ничего никому не рассказала. Скорее всего, английский принц, не имевший никаких шансов на корону, мог себе позволить жениться на простой девушке – по любви.

Вернёмся к королеве Маргарет. К тому времени Кельтская церковь Албы очень сильно отдалилась от Римско-католической. Практически вопрос стоял такой – отколоться полностью, или произвести реформы. Такие реформы были проведены – по инициативе и под руководством королевы. По её приглашению в Албу прибыли бенедиктинцы, это тоже в некоторой степени сблизило страну пиктов и скоттов с континентальной Европой. В то же время Маргарет опекала традиционных кельтских святых отшельников. Святая королева основала несколько церквей, аббатств, странноприимных домов и построила паром через Форт.

В то же время и светские дела не забывались. С подачи королевы при дворе Албы были введены континентальные ритуалы, а придворные стали следовать континентальным модам. Это послужило предпосылкой для установления более тесных связей, культурных и торговых, с остальной Европой. Влияние Маргарет на короля было велико. Так как она активно участвовала в политической жизни, а гэльского языка не знала, официальным языком общения стал адаптированный английский (южношотландский).

След оставила конкретный. Великая королева. Святая Маргарет. Впрочем, не всем такие нововведения нравились, поэтому можно встретить и прозвище «Проклятая Маргарет».

Кстати именно королева Маргарет впервые официально употребила титул «король Шотландии - King of Scotland». Правда, в те времена это было всё ещё не вполне политкорректно (пикты), поэтому такое название применялось редко.

 

Кенмор и Руфус.

В 1087-м году умер Уильям Завоеватель. Уильям Рыжий по случаю вступления на престол отпустил домой принца-заложника Дункана. Но это ничего не значит – отношения между Англией и Албой резко ухудшились.

Испортил их сам Малкольм.

Король Англии Уильям II в начале своего правления столкнулся со многими проблемами. Начать с того, что Уильям Завоеватель распорядился своим наследством довольно странным образом. Старший принц, Роберт Куртгёз стал герцогом Нормандии, а королевский титул и Англию получил средний – Уильям. Какому чуду надо было свершиться, чтобы предотвратить войну между братьями при таком раскладе? Роберта поддержал бывший король Эдгар Этелинг, да и в самой Англии у него было немало почитателей. Могло показаться, что шансов Уильям Руфус имеет не много.

На первых порах король Албы в эти игры не ввязывался. Только через четыре года, в 1091-м Малкольм III решил, что пора немного отодвинуть границу к югу, вторгся в Нортумбрию и осадил Ньюкасл.

Поздно. Уильям Руфус уже подавил восстание знати в Англии и перенёс боевые действия на континент, в Нормандию. Более, того, успел показать старшему брату, кто здесь самый крутой, а Этелинга вообще прогнал.

Ньюкасл Малкольму взять не удалось, зато ко двору Албы снова прибыл снова безземельный Эдгар Этелинг. Уильям II меж тем примирился с Робертом и со всей своей армией явился в Лотиан разбираться с королём Албы.

Английская армия, впрочем, не была так уж сильна, а флот сильно пострадал из-за шторма. Всё кончилось очередным мирным договором, Малкольм получил ещё несколько деревень в Англии (для того, чтоб было за что принести очередной оммаж – не за Албу же). Принц Дункан снова отправился в Лондон, в заложники, а с ним и родственник Эдгар.

Договор договором, но через год король Англии, благополучно разобравшись со своими внутренними проблемами, решил, что пора выровнять северную границу. Для того чтобы граница выглядела покрасивее, надо было присоединить к Англии Камбрию – южную часть Стратклайда.

Мало того, что в Камбрию были введены английские войска. Уильям Руфус, подразумевая, что его власть здесь всерьёз и надолго, ещё и занялся строительством мощного укрепления – замка Карлайл.

Малкольм Кенмор пытался разрешить кризис дипломатическим путём. Два короля встретились в Глостере. Уильям держался высокомерно, почти грубо, условия выдвинул прямо-таки оскорбительные.

Король Албы решил, что войны не избежать (возможно, Руфус его провоцировал), прервал переговоры и уехал домой.

Раз такое дело – нечего ждать у моря погоды. Осенью 1093-го армия короля Малкольма вторглась в Нортумбрию.

 Особых подвигов совершить не удалось, кое-какие земли разорили, кое-что сумели награбить. На обратном пути, возле замка Алнвик, граф Нортумбрии Роберт де Моубрей устроил им засаду. В сражении под стенами замка 13 ноября 1093-го погибли король Албы Малкольм III и Эдвард, его старший сын от второго брака.

Королева Маргарет скончалась через три дня, после того, как получила известие о гибели мужа и сына. Король Дэвид I впоследствии построил в память о своей матери капеллу в Эдинбурге, она сохранилась до настоящего времени.



Часть 10.

 

 

Читайте также: