07-03-2017 ИСТОРИЯ » История Шотландии

Часть 13. Договор в Фалезе.

История Шотландии.

Часть 13.

 

Договор в Фалезе.

 

Эдинбург.

 

При поверхностном знакомстве с королём Уильямом, создаётся впечатление – полный неудачник, где-то даже разгильдяй. Один Фалезский договор чего стоит. Но это не совсем адекватное впечатление. Или даже совсем не адекватное.

При жизни короля Уильяма Львом не звали. Это его троюродный племянник Ричард Плантагенет вращался в литературных тусовках, там прозвища были в порядке вещей. А Уильям – нет. Впрочем, оба они были рыжими (Уильям – ярко-рыжим, Ричард – светло-каштановым), здоровенными, энергичными, всё имелось для того чтобы львиные ники заслужить. Кроме этого, при короле Уильяме впервые появился Грозящий Красный Лев. Правда, он стал официальным королевским штандартом Албы уже во время правления Александра II, но впервые был поднят Уильямом, или кем-то из его приближённых.

Уильям родился в 1143 году, примерно. После того, как в 1152 умер его отец, принц Генрих Хантингдонский, он получил в наследство графство Нортумбрию. Но его старший брат Малколм, поддавшись влиянию короля Генри II, вернул её в 1157 англичанам, а Уильям остался ни с чем. Впрочем, списывать все его дальнейшие поступки и неудачи на жгучее желание эту самую Нортумбрию вернуть, право дело, не стоит. Оно, конечно, приватизировать Нортумбрию всегда была мечтой королей Пиктавии/Албы/Шотландии, да и вообще край замечательный. Это надо иметь в виду, но нельзя сказать, что Уильям Лев чем-то в этом вопросе своих предков и потомков превосходил.

У Уильяма был небольшой опыт правления Албой. В 1164 его брат Малколм на какое-то время занялся религиозной медитацией, а королевство доверил Уильяму. Вроде практики.

Малколм IV умер 9 декабря 1165, он никогда не был женат. Уильям естественным образом унаследовал старшему брату и был коронован в Сконе 24 декабря.

Поначалу его отношения с Генри Плантагенетом были хорошими. Вероятно, Уильям, как и Малколм, восхищался старшим родственником, да и не удивительно. В 1166 Уильям побывал в Нормандии, возможно, даже участвовал в каком-то военном мероприятии Генри II. Пасху 1170 король Албы провёл в Виндзоре, в качестве почётного гостя.

Через несколько лет всё изменилось.

В 1173 сыновья Генри II, Генри-младший, Ричард и Джеффри подняли мятеж против отца. Их поддержал, сколько мог, король Франции Луи VII. Король Албы тоже решил поучаствовать. Что там ему юные племяннички наобещали – может, и вправду Нортумбрию, с них бы сталось. Дэвиду, младшему брату Уильяма, мятежные принцы посулили графство Кембридж, но тут уж, понятное дело, в качестве лена.

Вот, значит, Уильям с Дэвидом собрали войско и отправились в поход.

Для начала они попытались захватить Ньюкасл, но это был хорошо укреплённый город с мощным замком – не вышло. Потом перешли к недалеко расположенному замку Прадо и стали его осаждать. Поосаждали, поосаждали, безрезультатно, потом бросили это дело и вернулись по домам. Кампания 1173 года.

В следующем, 1174, король Албы собрал ещё большую армию, пополнил её фламандскими наёмниками и снова нацелился на Прадо. Но после трёх дней осады стало ясно, что взять этот замок так просто не получится.

Армия Уильяма повернула обратно на север. Но не домой, в Албу, а к замкам северной Нортумбрии. Там и сейчас есть на что посмотреть, интересности козырные, а тогда и подавно. Лев разделили свою армию на три части. Сам вместе с братом Дэвидом начал осаду Алнвика, Дункана Файфского отправил к Уоркуорту, а где третий корпус бродил – неизвестно. Дункан, граф Файф добился некоторых успехов – сжёг церковь святого Лаврентия с укрывшимися там мирными жителями. Но чтобы замок захватить – этого он не сумел.

Главные силы албанахов осаждали тем временем Алнвик. Окружили его со всех сторон, расползлись по окрестностям. Король держал свою ставку отдельно, несколько на отшибе.

Поздно вечером 10 июля четыреста опытных рыцарей под предводительством сэра Ранулфа де Глэнвилла отправились из Ньюкасла на север. На рассвете 11 они вышли как раз на шатры короля Албы. С Уильямом был брат Дэвид, несколько помощников и отряд телохранителей – всего человек шестьдесят. Так вот, имея под рукой огромную армию, он вынужден был вступить в неравную схватку – шесть десятков против четырёх сотен. Но не испугался – вступил.

Но это несерьёзно было, по большому счёту. Чуть не моментально Уильям и Дэвид оказались сброшены с лошадей и попали в плен. Остальные – кто как, большинство сдалось.

Армия без короля вроде как сразу перестала существовать. Даже агрессивный Дункан ничего не смог поделать. На этом война закончилась. Впрочем, вскоре и племяннички смирились с поражением и явились к отцу-королю просить прощения.

Генри был сильно занят в Нормандии из-за игр своих подростков. Когда ему сообщили о пленении короля Албы, он даже не стал искать времени, чтобы съездить в Англию. Приказал привезти Уильяма на континент. В город Фалез.

Пока его везли, английская армия вторглась в Албу, ставшую без короля беззащитной. Англичане захватили несколько важных замков, до самого Эдинбурга даже дошли.

В таких вот условиях – король и его брат в плену, значительная часть страны захвачена – был заключён Фалезский договор. Алба становилась владением короля Англии. Правда, она была передана в лен родственнику Уильяму, но это при условии его хорошего поведения. В замках Эдинбург, Стёлинг, Берик, Джедбург, Роксбург на всякий случай размещены английские гарнизоны. Платить за их содержание должен опять же Уильям. Церковь Албы вся скопом входит в состав Йоркского архиепископства. Надо думать, в тексте договора содержались ещё кое-какие приятные мелочи.

В эти времена провинцией Гэллоуэй правили сводные братья Утред и Джил Брайт. Как верные вассалы короля Албы они участвовали в 1174 в нортумбрийской экспедиции. Верность их была, ясное дело, очень относительной. Как только Уильям попал в плен, и армия начала распадаться, братья быстренько вернулись на родину и подняли восстание. Всех албанахских чиновников изгнали, королевские гарнизоны перебили, замки порушили, ну, и так далее. Оно и понятно, ещё не так давно Гэллоуэй был, хотя и не вполне независимым, но королевством. И вообще, к Албе эта провинция как-то за уши притянута.

Всё бы ничего, но вскоре братья между собой поссорились и начали воевать. Джил Брайт Утреда захватил, ослепил, кастрировал, отрезал язык, а после этого уже чисто из милосердия – убил. И начал заниматься политикой. Направил Генри Английскому заманчивое предложение.

Джил Брайт желал от Албы отъединиться, стать вассалом короля Англии, предлагал ему две тысячи марок сразу, плюс к тому по пять сотен коров и пять сотен свиней ежегодно.

Генри направил в Гэллоуэй рыцарей Роджера де Хоудена и Роберта де Во, дабы они там разобрались на месте. Оно вроде бы и неплохо – столько мяса. Но английские эмиссары провели расследование и связываться с гэллоуэйским лордом королю отсоветовали. Формально – из-за учинённых им над сводным братом зверств. Более вероятно, что причиной отказа стало то, что такие беспокойные вассалы не очень-то королю были нужны – собственных сыновей хватает. А поскольку договор в Фалезе готовился к подписанию, Джил Брайт так и так становился его подданным, хотя и не прямым. Пусть у короля Албы голова болит.

Тем не менее, после подписания договора в Фалезе Генри II, нахально опровергая формулу «вассал моего вассала – не мой вассал», приказал Джил Брайту явиться в Лондон с объяснением своих действий, оштрафовал его на тысячу марок и забрал в заложники сына Дункана.

Кстати, средневековые правители регулярно брали в заложники детей и родственников своих противников или ненадёжных вассалов. Это редко кого останавливало от недружелюбных проявлений. Но заложников из-за этого не казнили, даже не ухудшали условия содержания. Вообще, ни разу не обнаружилось, чтобы кто-то из заложников жаловался на плохое обращение. Наоборот. Другое дело, что множество юных заложников, содержавшихся при английском дворе, становились больше англичанами (англо-нормандцами), чем албанахами, гэллоуэйцами или кем там они были по рождению. Предполагалось, что позднее, став правителями в своих владениях, они станут искренними союзниками королей Англии. Впрочем, такую практику ещё древние римляне применяли. С переменным успехом.

Впрочем, головной боли Гэллоуэй королю Уильяму достаточно доставил. Беспорядки в этой провинции продолжались аж до 1189, то затихая, то разгораясь.

 



Часть 14.

 

 

Читайте также: