07-03-2017 ИСТОРИЯ » История Шотландии

Часть 1. Враги Римского народа.

История Шотландии.

Часть 1.

 

Враги Римского народа.

Шотландия, вереск.

 

Д.Н.Э.

История Шотландии начинается в XIII веке до нашей эры. Как праздновалась эта свадьба – уж вряд ли удастся выяснить. Царь скифов Гатела и египетская принцесса Скота. Вообще-то, принцесса – сильно сказано, одна из сорока дочерей Рамсеса II. На память о родине Скота взяла с собой внушительный кусок камня – песчаника, строительный материал, который использовался в Египте и при возведении дворцов, и при конструировании домов для небогатых семей. Пирамиды тоже из такого камня построены.

 Что-то у Гателы не заладилось в родной Скифии. Интриги или военная сила, но потерял он своё царство и вынужден был с молодой женой эмигрировать куда подальше. В Египте их тоже не ждали, потомков у Рамсеса II и без Скоты хватало, даже с перебором. Пришлось нашим героям скитаться по тогдашней Европе, даже на другом её конце, в Иберии (Испании) проживали какое-то время.

 Потомки Гателы и Скоты помнили о своём происхождении, хотя за последующие семьсот лет стали уже на девяносто девять с половиной процентов кельтами. Неизвестно, какие причины подвигнули их искать новое место для проживания, но около 500-го года д.н.э., скотты приплыли в Ирландию. Остров они назвали Ибернией, случайно или специально получилось созвучно с тогдашним названием Испании. Некоторые люди на тот момент жили уже здесь больше 8 тысяч лет, но скоттов данное обстоятельство не смутило. Перебили, изгнали, ассимилировали. Может быть, и не все потомки скифа и египтянки переселились на север, но камень, увезённый Скотой с родины, оказался здесь.

 Скотты, хоть и забрались далеко на север, от цивилизации изолированы не были, да и сами по себе были вполне на уровне. Об их контактах с материковыми кельтами упоминаний, правда, не сохранилось, но для Рима они не были неизвестным народом. В одной из римских катакомб, скрывавшей первых христиан от преследования язычников – императоров обнаружена надпись 'Quid Scoti hic fuerunt' – «Скотты были тут».

 Лет, наверное, через сто после скоттов к северным берегам Ирландии подошли корабли ещё одного народа, пиктов. Скотты их, конечно, в Ирландию не пустили, справедливо рассудив, что вместе не уживутся. Но дали полезный совет: «К востоку от нас лежит другой остров, также вполне приличный, вы можете там поселиться. Если местные будут сопротивляться, Запад вам поможет».

 Пикты так и сделали. У новых переселенцев возникла проблема, та же, кстати, что была у римлян не так давно (похищение сабинянок). Но решали её пикты более цивилизованно. Добропорядочно попросили невест у тех же скоттов. Те согласились, но с одним маленьким условием – трон королевства должен наследоваться по женской линии. Поскольку королевства как такового на тот момент ещё не было, пикты легкомысленно согласились. А скотты были куда как прозорливы и предвидели, что лет этак через тысячу двести будущая Шотландия им пригодится.

 Приплыло несколько пиктских кораблей. Какие бы корабли не были, не Квин Элизабет, и даже не Регина Балтика. Женщины в дефиците. Больше похоже на отступление одного из отрядов разбитой армии, чем на переселение народа.

 О происхождении пиктов есть следующие версии:

- Скифы;

- Скандинавы;

- Иберы;

- Баски (чуть ли не грузины);

- Кельты континентальные (очень дальние родственники скоттов);

- Вообще скотты (одно из племён);

- Неизвестно кто.

 Обращаясь к серьёзным авторитетам, Изабель Хендерсон придерживается последней версии.

 На самом ли деле пиктов звали пиктами, или это только римское прозвище, тоже не очень понятно. Вообще-то скотты называли их круитни, с той только поправкой, что точно не установлено, называли они этим именем пиктов или кого-то ещё, а то и вообще всех остальных. Появлялись на исторической арене также некие притени, но пикты ли это, а если и пикты, то все, или отдельная часть – не сильно понятно.

 Язык пиктов был чем-то похож на кельтский, но для общения с ними скоттам нужен был переводчик. То есть, либо кельтский язык, очень далеко ушедший от родственных гэльского и бритского, либо совсем не кельтский, но имеющий много заимствований (это вероятнее). Письменность. До нас дошёл список пиктских королей, а кроме того – какие-то малопонятные обрывочные записи, не дающие возможности их толком расшифровать. То есть, письменность определённо была, но не сохранилась. Это я уже не о рубеже тысячелетий, а о временах вполне исторических и христианских, когда те же скотты с бриттами, а в особенности англы с саксами строчили мемуары вовсю, мы теперь их читаем и удивляемся. Но пикты – нет. Дальше не пугайтесь, автор вполне сознаёт зыбкость построений, но искусство требует права на существование даже и такой версии. Аналогия. Современный человек записывает огромное количество информации, мыслей, соображений и т.д. Но все эти записочки теряются, выбрасываются, не ценятся. Если же запись действительно ценна и важна, она хранится не на бумаге. Где? На диске или флэшке. Но прочитать, не имея соответствующего приспособления, невозможно. Нет, не хочу сказать, что у каждого пикта был персональный компьютер, но ведь мог существовать способ хранения информации, который и представить себе невозможно.

 Южнее, на территории современных Англии, Уэльса и южной Шотландии жили бритты. Бритты, они, конечно, не были единым народом, включали в себя древнее население острова, плюс несколько волн кельтских переселенцев, начиная с VIII века д.н.э. Откуда взялось «древнее население» - неизвестно уже абсолютно, но, по мнению некоторых исследователей, они не исчезли и даже стопроцентно не ассимилировались ни при кельтах, ни при англосаксах, ни даже в настоящее время. Ну а кельты по мере возможности и необходимости переселялись на Альбион, создавали королевства и т.д. Но, в общем и целом бритты к предмету настоящего исследования отношение имеют касательное.

 

Враги Римского народа

 Жили люди, жили, но пришло время, и Рим, превращаясь попутно в Империю, начал активную экспансию. Цезарь до интересующего нас региона не добрался, застрял где-то в Уэссексе. Бритты оказали сопротивление, хитроумно организованное, боевые колесницы и согласованные действия мелких отрядов. Легионы, отлично обученные и экипированные, при поддержке кавалерии смогли всё-таки переправиться через Темзу, на большее их не хватило. Были взяты заложники и назначена дань, но, похоже, чисто для проформы и утешения самолюбия. Дань, конечно вряд ли, скорее речь могла идти о разовой выплате (контрибуции). В своих записках Цезарь даже как бы оправдывается – воевали бритты не по правилам, разведывательной информации противнику не предоставляли.

 Лет через 90, в 43-м, римляне взялись за Британию всерьёз. Высадили большую армию, завоевали практически всю Англию, вторглись в Уэльс. С Уэльсом, правда, возились 10 лет, но справились. Многие знатные бритты были, по-видимому, не прочь пожить в Римской Империи, с другой стороны у короля Каратака наверняка были среди бриттских вождей и ноблей не только доброжелатели. Вели себя римляне в завоёванной провинции плохо. Чем и спровоцировали знаменитое восстание Боудики. Однако, сильнее легионов на тот момент ещё ничего не было придумано, так что в середине 60-х южная половина острова стала уже полностью римской.

 В течение следующего десятилетия римляне потихоньку осваивали территорию нынешней Нортумбрии, до пиктских земель пока не добирались. Зато добрался мощный поток беженцев с юга. Беженцы, похоже, не без оснований рассчитывали, что пикты их примут, значит, не совсем чужие были, если и не суперидеальные соседи, всё-таки свои. Бедняги рассказывали об ужасах варварского нашествия, звероподобных римских легионерах, творимых ими бесчинствах, разрушении памятников культуры и упадке цивилизации. Пикты слушали и набирались решимости.

 В 77-м консульским легатом (наместником) Британии был назначен Гней Юлий Агрикола. «Выказал необыкновенную деятельность в качестве полководца и администратора». В общем, навёл порядок, даже удалось уменьшить злоупотребления римских чиновников (подвиг невероятный). В 82-м году господин Агрикола решил, что пора и вторгся в Пиктавию. Немного римляне потрепали пиктов, немного пикты римлян, всё в качестве разведки боем. Главное сражение произошло в следующем, 83-м году.

 Пиктов на тот момент было около дюжины племён. Но, по большому счёту, они были объединены в два племенных союза (если угодно – королевства) – Меатия (Веникония) и Каледония. По-видимому, в битве у Граупийских гор участвовали все. Как иначе могла быть собрана 30-тысячная армия?

 Правда, это Агрикола с любимым зятем Тацитом столько насчитали, по какому методу – неизвестно. Римляне пиктов разбили. И выучка у них была лучше, и оружие, и Агрикола был по всему талантливый командир. Но явственно видно, что сражались они отнюдь не с вооружённой толпой, а с армией, единой волей управляемой и не без тактических изысков. И отступили пикты организованно. Кроме того, частично сохранилась весьма вдохновляющая речь командующего пиктской армией Калгака, произнесённая им перед битвой и каким-то образом записанная Тацитом. “Мы наиболее отдаленные обитатели земли, последние из свободных. За нами нет народов, ничего кроме волн и скал”.

 Конечно, и у Агриколы только меньшая часть армии была собственно легионы, в основном привлечённые германцы и даже частично бритты. Но полководческий талант, плюс опыт, приобретённый во многих сражениях. И пусть недисциплинированные германцы и недавно покорённые бритты, но профессионалы. Каледонцы с меатами регулярную армию себе позволить не могли. А ополчение можно вдохновить на битву, можно им хорошо командовать, но обучить на высоком уровне - никак.

 Римские солдаты позднее рассказывали, что пикты воевали голые и разрисованные. Художник 17-го века даже нарисовал с их слов пиктского воина – полностью обнажённого, с разукрашенным до невозможности телом, с причёской и усиками по последней парижской моде. Честно говоря, сражаться в таком виде не очень-то сподручно. Да и климат Шотландии как-то не способствует. Но факт есть факт – пиктский воин в штанах и рубахе (даже если в пиджаке и при галстуке) законно считается голым по сравнению с римлянином в бронзовом доспехе.

 Опять же, насчёт прозвища. Пикты – по-латыни – раскрашенные. Они и вправду наносили краску на лицо, тем более что не просто краску, а природный антисептик. Но невозможно поверить, что это был единственный народ, встреченный римлянами, где воины перед битвой делали боевую раскраску. Так что, скорее всего пикты – самоназвание, по случайности созвучное с латинским словом.

 Каледонцы и прочие меаты, значит, отступили. Римляне вроде как оккупировали большую часть равнинной Шотландии. Но сделали это как-то странно, основную часть армии отвели на юг, узкую полоску восточного побережья контролировали посредством флота. Построили, правда, семь крепостей от Стёлинга до Перта и оставили гарнизоны.

 Тем не менее, средняя Шотландия честно не включалась на тогдашних картах в состав Римской Британии. Пикты спокойной жизни не давали, наказывали римлян за каждое нарушение устава караульной службы, а вновь построенные укрепления периодически поджигали. Рассказывают, что в 117-м году знаменитый (печально) IX легион был послан на север из Инхтутила c благой целью призвать пиктов к порядку, да так и сгинул с концами, неизвестно где и каким образом. Историки, естественно, указывают на невероятность такого события, чтобы соединение (6 тысяч человек по штату) пропало вообще без каких-либо следов. Тем более, что IX-й Испанский почти таким же образом был полностью уничтожен ещё три раза (единожды раньше – Боудиккой и дважды позднее – тевтонами и иудеями). Да и при Агриколе пикты именно этот легион потрепали основательнее остальных. Скорее всего, действительно пропало с концами какое-то подразделение, когорта или манипула, а дальнейшее разложение легиона произошло по вопросу дисциплины. Хотя было бы интересно (может, у кого есть такая возможность) ознакомиться с документацией легиона. Предположим, существовал IX-й Испанский, полностью укомплектованный, получал денежное довольствие в полном объёме, и вдруг в один момент растворился в вересковых пустошах. С концами. Вместе с имуществом и довольствием. Пикты виноваты.

 Одержав славную победу в битве у Граупийских гор (особенно славную в описании Тацита), римляне получили на свою голову интересную логическую задачку. Держать в Пиктавии армию дорого, неудобно и абсолютно бессмысленно. Всё бросить и уйти на юг – с одной стороны как-то неприлично, а с другой – пикты ведь могут и в Нортумбрию заявиться, и даже в Мерсию (Мерсии и Нортумбрии ещё не было, но как-то эти территории назвать надо). Императоры - воители эту проблему решить не смогли, а вот сугубо мирный человек Адриан на все условности наплевал, армию вывел и приказал построить в узком месте цепь укреплений, за ними сидеть и пиктов не пущать.

 Вал Адриана был достаточно серьезным сооружением, большей частью каменный, высотой 5-6 метров, с башнями, фортами и гарнизонами. Другой бы император постеснялся, получается, что римляне, которые всех и вся покоряют, возвели такую махину с целью, чтобы пикты их не очень обижали. Вал строили в 122-м – 126-м годах.

 Но уже через 16 лет, в 142-м, было решено урвать ещё кусочек нынешней Шотландии. Но не у пиктов. Южнее Форта и Клайда жили бритты, их-то земли Рим и решил присоединить. Вряд ли сам император Антонин Пий до такого, додумался, но новое укрепление назвали “Вал Антонина”. Валом отрезался для Римской Британии Лотиан с сопредельными территориями, в т.ч. и Эдинбург (города и замка, может, ещё и не существовало, но скала-то была определённо). Получилось то же, что у Сталина в 41-м: на новой границе укрепление толком не достроено, да и качеством похуже, а то, что на старой – никто уже не ремонтирует и не охраняет. Тут-то пикты и оттянулись. Вал Антонина преодолевали без особых проблем, вал Адриана – в запустении, можно терроризировать римские гарнизоны в будущей Нортумбрии. В общем, римляне держали на валу Антонина 3 (три!) легиона в течения сорока лет, без никакого эффекта. Пикты бродили, где хотели, и к стыду своему, конечно, грабили, сколько считали нужным. Один из наместников Британии, Церелиус Приск осмелился инспектировать Адрианов вал, пикты такого нахальства не потерпели, карьера наместника закончилась печально. Следующий наместник, Ульпий Марцелл, был не столь бесшабашен, сумел с пиктами заключить договор о мире и дружбе. Строго говоря, договор был заключён с одним из пиктских племён – каледониями, но остальные были либо зависимы от них, либо не представляли серьёзной силы. Мечты поставить на место северных соседей у римлян, конечно, были. Но три легиона (всего в Западной Европе их двенадцать) – не такая уж большая сила, если легионеры ненадёжны.

 В 193-м году в Риме начались заморочки с императорским троном, т.е. императором объявлял себя всяк, кому не лень. Наместник Британии Клодий Альбин оказался втянут в интриги вокруг трона, разбит войсками своего недавнего союзника Севера и покончил с собой. Пока новый наместник Вириус Лупус (Волк) добирался до места службы, каледонцы решили, что пора уже наоборот римлянам указать их место. В союзе с меатами и бригантами (это уже бритты) они повыгоняли римские гарнизоны с Адрианова вала, не говоря уже об Антониновом. Который Волк сумел, однако, как-то с ними всеми договориться, благо деньги у него были. Граница вновь установилась по Адрианову валу и стала более – менее мирной.

 В 209-м году римские войска под командованием лично императора Септимия Севера вторглись в земли пиктов, как провозглашалось, в поисках славной победы и покорения варваров. Вылилось всё, однако, банально в грабежи и разорение территории. Чтобы компенсировать отсутствие великих подвигов, римские варвары убивали всех подряд, кого только удалось захватить. Экономический потенциал пиктов, был, конечно, подорван, но не фатально. Римляне подремонтировали Адрианов вал, восстановили гарнизоны, на том всё и успокоилось. Через год пикты экономику более – менее восстановили, каледонцы вновь договорились с меатами и решили наказать римлян за агрессивность. Римляне, конечно, надеялись пиктов размазать по стенке, но старый Север климат северной Англии переносил не очень, простудился и умер, сына его Каракаллу императором признали далеко не все, так что конфликт завершился очередным мирным договором.

 Почти сто лет – никаких конкретных сведений. Маловероятно, что так уж совсем ничего не происходило, никто не удосужился записать. Тем не менее, в 297-м году, когда составлялся очередной список врагов Рима, пикты заняли в нём почётное место. Скотты тоже зарисовались. И саксы поучаствовали. Похоже, все эти господа периодически причиняли римлянам неприятности по мере сил и возможностей. Наверное, всё-таки достали, в 306-м году Констанций Хлор и его сын Константин, будущий Великий Император, предприняли карательный поход на север, в направлении современного Абердиншира. У них было в то время полно других забот, так что более вероятно, что поход был предпринят именно из-за пиктских наездов, чем из тщеславия или стремления подчинить эти не слишком-то богатые земли. Ни о каких славных победах римляне в этой связи не упоминают. Вроде как было некое сражение, после которого империя добилась мира с каледонцами, остальное якобы не интересно. Констанций Хлор от расстройства умер, а Константин провозгласил себя Августом и призадумался о легализации христианства.

 

Часть 2.

 

 

Читайте также: